О лионских ткачах и электродах на ягодицах Луи Филиппа

Заместитель московского мэра вышел на тропу войны с медицинской общественностью

модернизадницаКак человек, ответственный за социальную политику в столице, Леонид Печатников считает себя обязанным пресекать всяческие волнения среди её жителей. Делает это он в традиционной монархической манере, объявляя неблагонадежным каждого, кто осмелится поднять голос против воли правителей вверенной ему отрасли.

Последним перлом в высказываниях Леонида Михайловича стало сравнение врачей Москвы с восставшими лионскими ткачами. Возможно, с помощью такой аллегории, он пытался продемонстрировать не только глубокое презрение к коллегам по профессии, но и показать свое интеллектуальное превосходство, как знатока истории.

Не удалось… Поверхностные знания бывшего доктора Печатникова в гуманитарных науках не позволили ему восстановить события прошлого, к которым он апеллирует. Кстати, столь же слабы и его общие знания в медицинских вопросах, продемонстрированные в многочисленных последних интервью для СМИ: причисление сирингомиелии и БАС к демиелинизирующим заболеваниям и сведение восстановительной медицины к «накладыванию электродов на ягодицы» — отличное свидетельство «профессионализма» доктора Печатникова. Но вернёмся к лионским ткачам.

Есть ли, действительно, аналогия между нынешним протестом жителей Москвы, да и не только Москвы, против реформы здравоохранения, проводимой столичными организаторами, и кризисом во французском промышленном центре, приведшим к кровавым событиям тех дней? Несомненно, ряд схожих признаков существует.

Луи Филипп грушаФранцузская мануфактура в то время переживала процессы, которые сегодня называют укрупнением и модернизацией. Также как сегодня московские больницы объединяют под начальством ликвидаторов-главврачей, выбранных для этой цели руководством Департамента здравоохранения, некогда были выданы преференции для скупщиков французской мануфактуры. Мелкие и средние производители тканей не имели больше возможности самостоятельно поставлять товар на рынок. Цены на шелк росли; перекупщики, назначенные властями, богатели, а те, кто непосредственно производил ткань, хозяева мастерских и рабочие, потеряли в доходах настолько, что уже не могли прокормить свои семьи.

Возглавлял эту реформу мануфактуры известный нам по карикатурам современников король-груша Луи Филипп. Недавно занявший престол, новый монарх был невероятно жаден и столь же безразличен к жизни своих подданных. Стендаль называл Луи Филиппа величайшим мошенником из королей.

Видимо, мы подошли к ответу на вопрос, что общего между двумя историческими событиями, столь разнесенными во времени и пространстве? Ответ напрашивается сам собой: неспособные инициаторы реформ, пекущиеся лишь о собственном кармане, всегда вызывают гнев народа и являются прямыми виновниками протестных выступлений.

Так что, Леонид Печатников был абсолютно прав, усмотрев в собственных планах передачи больниц международным рыночным спекулянтам повторение грабежа французских производителей мануфактуры перекупщиками. На реформах короля-груши точно также наживались чиновники и торговцы, связанные материальными и родственными узами с властью, как сегодня в Москве жируют дружки горделивого чинуши-оптимизатора.

Ольга Демичева и Семен Гальперин,
московские врачи

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.