Голгофа хирурга Белозёрова

Публикация в газете «Астраханский мир» № 15 (536), 21 апреля 2010

Тёмная история, или Голгофа хирурга Белозёрова

Читатели «Астраханского мира» должны помнить публикации в нашей газете о драматической судьбе врача из г. Харабали П. С. Белозёрова. Ровно 3 года назад, 22 апреля 2007 года в Харабалинскую центральную районную больницу на прием к дежурному хирургу П. С. Белозёрову пришел М. К. Душемов, гражданин Узбекистана, с 7-летним сыном, у которого произошел сложный открытый перелом руки. Белозёров оказал ребенку первую помощь, отметил, что случай очень сложный, в районной больнице помочь не смогут, и велел ехать в Астрахань в областную специализированную детскую клинику.

Родители не выполнили эту рекомендацию врача. Прошло несколько дней, перелом осложнился флегмоной и гангреной, в результате ребенку ампутировали руку.
Через месяц после описываемых событий из Узбекистана приехал дедушка ребенка и написал жалобу мировому судье, обвиняя хирурга в бездействии.

8 декабря 2008 г. судьей В. А. Корневым, как и предыдущим судьей, Павел Семенович Белозёров был приговорен к 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и заключен под стражу.

Из ряда вон выходящим случаем заинтересовались в Москве, в результате на телеканале «РЕН ТВ» в цикле «Справедливость» был показан сюжет о «деле хирурга Белозёрова». В редакции «Астраханского мира» была сделана ее диктофонная запись. Далеко не все наши читатели смогли ее увидеть. Несколько сокращенный и отредактированный вариант записи считаем своим долгом опубликовать.

5 мая 2008 г. мировой судья А. Ю. Анишко осудил П. С. Белозёрова на 3 года условно с испытательном сроком в 4 года по ст. 124 ч. 2 УК РФ якобы за неоказание помощи больному. Кроме того, суд взыскал с Белозёрова в пользу Душемова в счет возмещения морального вреда 250 тыс. рублей.
Пораженный величайшей несправедливостью Белозеров обратился с апелляцией в районный суд. Районный суд в лице судьи Р. К. Тюлюпова приговорил хирурга к 6 месяцам лишения свободы, но уже не условно, а с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права заниматься медицинской врачебной деятельностью сроком на 3 года! Формулировка та же – «за неоказание помощи больному» …
От Общественного совета при Минздраве Астраханской области и газеты «Астраханский мир» в Харабали выезжал доктор медицинских наук, хирург-онколог высшей категории профессор А. Е. Сухарев. На суде он, наряду с другими медиками, выступил как специалист в защиту хирурга. В дальнейшем он описал свои впечатления в статье «Здравоохранение и правосудие по-харабалински» («АМ», № 28 от 16.07.08 г.).
Редакция газеты направила в областную прокуратуру официальное обращение с приложением данной публикации и просьбой о реагировании. Прокуратура отписала, что в связи с нарушением уголовно-процессуального закона в президиум Астраханского областного суда прокурором внесено надзорное представление об отмене приговора Харабалинского районного суда в отношении Белозёрова и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение.
Казалось бы, теперь всё будет иначе. Тем более, что на последующем судебном заседании профессор, ортопед-травматолог Ларионов и другие специалисты вновь подтвердили свое заключение о полной невиновности хирурга Белозерова. Однако 8 декабря 2008 г. судьей В. А. Корневым, как и предыдущим судьей, Павел Семенович Белозёров был приговорен к 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и заключен под стражу.
Эту часть истории описала в своей статье «История стрелочника» известная журналистка и правозащитница В. Р. Карпычева-Петрова («АМ», № 4 от 4.02.09 г.).
П. С. Белозёров испил свою чашу до дна, отбыл несправедливое и абсурдное наказание «от звонка до звонка». Можно только представить, что это значит для человека, абсолютно далекого от какого-либо криминала, пожилого, с пошатнувшимся здоровьем …
Не найдя справедливости в Астрахани, П. С. Белозёров и его жена решили искать ее в столице и написали письма в несколько инстанций, в том числе – известному детскому врачу Л. М. Рошалю.
Из ряда вон выходящим случаем заинтересовались в Москве, в результате на телеканале «РЕН ТВ» в цикле «Справедливость» был показан сюжет о «деле хирурга Белозёрова». В редакции «Астраханского мира» была сделана ее диктофонная запись. Далеко не все наши читатели смогли ее увидеть. Несколько сокращенный и отредактированный вариант записи считаем своим долгом опубликовать.

В эфире — «Справедливость»: программа для тех, кто в нее верит,
для тех, кто готов бороться с несправедливостью.

Голос за кадром:
— Врач-хирург Павел Белозёров 35 лет проработал в больнице города Харабали, но теперь он уже не может лечить людей. Его обвинили в том, что он не оказал помощь мальчику со сложным переломом. Сам доктор с этим не согласен.
П. Белозёров:
— Я сказал: перелом сложный, здесь репозицию (сопоставление костей – Ред.) сделать невозможно, ребенка надо будет отправлять в Астрахань. Всё, что можно в наших условиях, я сделаю, и вы поедете в город.
Голос за кадром:
— Но родители отказались ехать в Астрахань. В итоге мальчику ампутировали руку, потому что вовремя не поправили перелом. Отец считает, что за всё должен платить Белозёров.
Ведущий передачи адвокат А. Макаров:
— Мне хотелось бы пригласить в студию Веру Ивановну Белозёрову. Что произошло с Вашим мужем Павлом Семёновичем Белозёровым?
В. Белозёрова:
— Мой муж осужден за неоказание помощи. Его осудили на 6 месяцев колонии поселения, лишили права врачебной деятельности на 3 года, он должен выплачивать 200 тыс. рублей в качестве возмещения за моральный вред.
А. Макаров:
— Сколько лет вашему мужу?
В. Белозёрова:
— 63 года.
А. Макаров:
— Сколько лет он работал врачом?
В. Белозёрова:
— 33 года он работает врачом-хирургом, хирургом стационара и 22 года – врачом-эндоскопистом.
А. Макаров:
— Какая у него была последняя зарплата?
В. Белозёрова:
— 5 тысяч.
А. Макаров:
— Расскажите, что произошло.
В. Белозёрова:
— Мы с мужем написали письмо доктору Леониду Михайловичу Рошалю, которого ценим и которому благодарны до земли, за то, что это единственный доктор, единственный человек, который откликнулся на наше письмо. Низкий поклон Леониду Михайловичу! Вот это письмо: «Уважаемый Леонид Михайлович! К Вам обращается жена врача-хирурга Белозёрова Павла Семеновича. Я тоже врач – педиатр, Белозерова Вера Ивановна. Моего мужа осудили по статье 124 ч. 2 «Неоказания помощи», но он оказывал помощь в соответствии с приказом министерства здравоохранения России и Астраханской области. В апреле 2007 года мой муж дежурил в центральной районной больнице. К нему обратились родители ребенка из Узбекистана со сложным открытым переломом обеих костей предплечья мальчика. Муж поставил диагноз: «перелом со смещением» и назначил рентгеновский снимок. Снимок подтвердил заключение хирурга. Были сделаны первичная хирургическая обработка раны, обезболивающий укол, наложены два шва, асептическая повязка и гипсовая лангета. Репозицию мой муж не делал — перелом очень сложный. Он сказал отцу, что кости не поправлены, что надо ехать в Астрахань, в областную детскую больницу, в травматологическое отделение, для того, чтобы там поправили кости.
Ребенка в Астрахань отец не повез. Через два дня отец с ребенком обратился к хирургу поликлиники по поводу осложнений, который тоже отправил их в Астрахань, но отец опять не повез мальчика. В результате руку спасти не удалось
Было несколько судов, моему мужу дважды надевали наручники, дважды он отсидел в КПЗ, дважды в СИЗО, два раза за 6 месяцев – в колонии. Сейчас он болен, отстранен от работы и должен выплачивать 200 тысяч рублей семье пациента.
Уважаемый Леонид Михайлович! Я обращаюсь к Вам как к коллеге, хирургу и общественному деятелю. Помогите отстоять честь врача».
А. Макаров:
— Мне бы очень хотелось, чтобы в студию вошел врач от Бога, врач-легенда, врач, с именем которого мы связываем всё хорошее и доброе, что несет в себе слово «доктор», — Леонид Михайлович Рошаль. Леонид Михайлович, всё ли сделал врач или что-то должен был сделать еще?
Л. Рошаль:
— Я подтверждаю, что Белозёров – первый доктор, который сделал всё абсолютно правильно. Перелом сложный, лучше проехать 100 км, попасть в специализированное учреждение и там всё сделать, чем заниматься в ЦРБ. Он сделал всё абсолютно правильно.
А. Макаров:
— У вас материалы, которые вам прислали. То есть я понимаю, что все эти адресаты, куда шли письма, не нашли времени разобраться, а вы разобрались …
Л. Рошаль:
— У меня здесь приговор на нескольких страницах, я его внимательно прочитал. Я прочитал заявление дедушки мальчика, а он сам доктор. И я прочитал здесь такую фразу: «Доктор Белозеров наложил гипсовую повязку без обработки раны и сказал, что ничего не случится». Но когда доктор это пишет, он должен знать, что пишет. То есть как без обработки раны, когда он наложил швы на рану?! И далее я всё читал уже с элементом критики.
А. Макаров:
— То есть то, что здесь написано, этого не могло быть?
Л. Рошаль:
— Этого не могло быть. А затем мне было очень интересно мнение специалистов. И я позвонил заведующему кафедрой травматологии и ортопедии медицинской академии Астрахани, который является главным специалистом Минздрава Астрахани, — профессору Ларионову. В материалах я прочитал такое его мнение: «Наш Белозёров – это единственный из врачей, кто правильно и грамотно оказал ребенку помощь». Я позвонил доктору Ларионову и спросил: «Вы подтверждаете, что Белозёров действительно сделал так?» Он говорит: «Я подтверждаю».
А. Макаров:
— То есть главный специалист сказал, что доктор Белозёров – единственный из врачей, кто оказал ребенку помощь и сделал всё правильно …
Л. Рошаль:
— Я бы мог не ссылаться на доктора Ларионова. В тех условиях, в которых был доктор Белозёров, я бы сделал то же самое. Один к одному.
А. Макаров:
— Это дорогого стоит.
Л. Рошаль:
— Затем еще один вопрос возник. Доктор Белозеров никакой репозиции не сделал. Там было смещение костей по оси и по ширине. Он просто наложил гипс. А когда через четыре дня это всё случилось, оказалось почему-то, что кости стоят прямо. Их кто-то правил. Не Белозеров правил, а кто-то после него. Кто-то приложил свою руку — может, неумелую руку. Не знаю: родители или дедушка обращались к костоправу или к кому-то еще. Никто из врачей ЦРБ до руки больше не дотрагивался. Это надо было под рентгеном смотреть, править. И вдруг кости оказались правильные! Это темная история.
Я хочу в результате сделать такой вывод: верьте врачам. И слушайте, что они говорят. Белозеров был абсолютно прав, когда повторно говорил родственникам: везите ребенка в Астрахань. Ведь Белозеров 35 лет работал доктором, и не в московской клинике, не на улице Горького, не в Астрахани, а в небольшом городке. Таким людям, как он, за самоотверженность к делу памятники надо ставить.
А. Макаров:
— Приглашаю к микрофону министра здравоохранения Астраханской области. Скажите, пожалуйста, а министерство било тревогу, когда врача, который, по убеждению доктора Рошаля, всё сделал абсолютно правильно, посадили в тюрьму? Я хотел бы узнать, что сделало министерство, чтобы разобраться в этом.
В. Акишкин:
— На это я могу сказать так. Естественно, любой случай разбирается. Есть специальная процедура, и есть, в том числе, лечебно-контрольная комиссия. Лечебно-контрольная комиссия пришла к выводу, что были допущены ошибки. Суд при этом является самым главным, это одна из ветвей власти, он ставит точку в любом случае.
А. Макаров:
— Да бог с ним, с судом, Виктор Георгиевич! Вы же врач. Вашего коллегу посадили в тюрьму. Бог с ними, с адвокатами, с судьями … А вот письмо-то какое-нибудь написали куда-нибудь: выпустить доктора Белозерова, невиноватого?..
В. Акишкин:
— Не написали. И скажу, почему не написали. Врачей надо защищать там, где они правы, но, к сожалению, бывают и обратные ситуации. Поэтому моя позиция такая: есть инстанция, которая определяет правоту той или иной стороны. Она четко определена. Поэтому в любом случае должен решать суд.
А. Макаров:
— А можно по-человечески вопрос? Мне проще говорить про судей, про адвокатов, а с вами, врачами, очень сложно. Человеку, у которого зарплата была 5 тыс. рублей, присудили выплатить 200 тысяч. Конечно, если говорить о цене руки, это, честно говоря, не очень много. Только откуда он эти деньги возьмет? Вы слышали, что сейчас говорили: Белозёрова осудили несправедливо. Можно рассчитывать, что после этой передачи министерство здравоохранения попробует помочь доктору Белозёрову?
В. Акишкин:
— Тогда вопрос можно встречный?
А. Макаров:
— Я, честно говоря, сначала бы хотел получить ответ …
В. Акишкин:
— Давайте договоримся, какой вид помощи нужен. Если нужно организовать экспертизу …
А. Макаров:
— Да в колокола надо бить, что осужден невиновный человек!
В. Акишкин:
— Нет, нет …
А. Макаров:
— И чтобы не одна жена ходила, а чтобы государство било в эти колокола, вот что нужно! Вы – министр. Одно дело она придет, другое дело вы.
В. Акишкин:
— Моя точка зрения в этом вопросе: защищать должен не министр, не чиновник, защищать должно медицинское сообщество.
А. Макаров:
— Не защитило. Вы — министр, вы будете защищать?
В. Акишкин:
— Дайте, я договорю. Есть идея создания Врачебной палаты, которая, в том числе, защищала бы интересы медицинского сообщества. Задача этой организации состояла бы в том, чтобы, с одной стороны, защитить невиновных, а с другой стороны, освободиться от тех, кто …
А. Макаров:
— Да я знаю, я с вами согласен! Давайте, я вас поздравляю! А пока палата не создана?..
В. Акишкин:
— Создана. Есть астраханское территориальное отделение Врачебной палаты Южного федерального округа, ее возглавляет Павел Анатольевич Крупнов. И я готов вместе с ним вернуться к рассмотрению данного вопроса.
В. Белозёрова:
— Это где?!
В. Акишкин:
— Обращайтесь, и я совместно с ним …
В. Белозёрова:
— Как давно она работает?
А. Макаров:
— Спасибо, спасибо, прошу вас …
В. Белозёрова:
— Почему же Вы меня не направили ….
А. Макаров:
— Понятно: и материальные вещи, и проблема с диагнозами, и трудности даже этого уголовного дела … А вот как защитить врача морально? Как врачу услышать обвинения в том, что он виноват, что по его вине ребенок остался без руки? Сегодня этому врачу плохо с сердцем. Он отдал свою жизнь даже не медицине, а людям. Как ему жить с этим?
Л. Рошаль:
— Сейчас врачей сделали монстрами. Всех! Я вспоминаю 90-е годы, когда их зарплата была настолько нищей … Какие там 5 тысяч! И вот за эти 90-е годы в коммерческие структуры ушло считанное число врачей, и то не самых лучших. А остальные каждый день приходили на работу, надевали халаты, оперировали больных, лечили детишек. И не кричали, что они герои. Но они все герои! Это самоотверженные люди, которым надо поклониться в ножки за то, что они делают.
Л. Шойгу, заслуженный врач РФ:
— Мне бы хотелось напомнить зрителям о том, что среди всех людей, живущих в нашей стране, да и, наверное, вообще на земле, самая низкая продолжительность жизни у врачей. Врач не робот, врач – это человек, у которого есть душа, его тоже жалеть надо.
А. Макаров:
— Каждый день врачи вступают в борьбу за нашу с вами жизнь. Давайте попробуем быть к ним хотя бы чуть-чуть справедливыми. Если не можем быть благодарными.

Необходимые замечания к ТВ-передаче

Первое. Безвинного ребенка надо пожалеть, дай Бог ему помощи во всех делах и в дальнейшей жизни. Но ребенок, пока несмышлен, находится на попечении родителей. В данном случае мы имеем дело с поразительной халатностью и недальновидностью именно родителей, пренебрегших советами профессионалов и отдавших своё дитя в руки костоправов и знахарей, а затем пытавшихся свалить вину на врачей. Произошедшее с мальчиком – полностью на их совести.
Второе. Позиция известного детского врача и позиция министра здравоохранения Астраханской области – какой разительный контраст!
Рошаль — категоричен, уверен и благороден: Белозёров всё сделал абсолютно правильно; на его месте я всё сделал бы так же.
Акишкин – невнятен, уклончив, казенно-официален: есть инстанция, которая определяет; если нужно организовать экспертизу (если!), защищать должен не министр, а медицинское сообщество …
По сути, на передаче он умыл руки, как умыл их еще раньше, когда его вмешательство и мобилизация медицинского сообщества могли предотвратить беззаконие. Ведь решения по делам такого рода суд выносит, основываясь на заключении экспертов, поскольку сам не смыслит в них «ни уха, ни рыла».
Специалисты и эксперты (лучшие и самые компетентные в своем деле!) заявили определенно: действия Белозёрова вполне профессиональны и оправданны. Специалисты и эксперты буквально кричали на суде: при контрольной рентгенографии поврежденной руки мальчика через несколько дней выявилось, что кости были вправлены и смещение отломков было устранено, значит, кто-то (скорее всего, какой-то знахарь) вмешался, и именно это повлекло роковые последствия. Суд это полностью игнорировал … Самое время вмешаться министерству здравоохранения, всему медицинскому сообществу, бить в колокола, по выражению А. Макарова! Вместо колокольного звона – кладбищенская тишина и олимпийское спокойствие: пусть решает суд.
Суд и решил, – и врачу, ОКАЗАВШЕМУ больному помощь, впарил статью УК, которая дается за НЕОКАЗАНИЕ помощи. А представители областных правоохранительных органов подозрительно быстро и бодро отрапортовали в СМИ, Интернете и в нужные инстанции об астраханском варианте краснодарского «дела врачей», не дожидаясь вступления приговора в законную силу.
Почему харабалинская, а затем и астраханская Фемида (в лице областного суда) была совершенно слепа и глуха, остается только гадать. Как гадал А. Е. Сухарев, задавая в своей статье, среди прочих, и такой вопрос: каким видом деятельности в городе Харабали занимается безработный М. К. Душенов, иммигрант из Узбекистана, за счет чего существуют он и его семья? В Харабалях поговаривали о том, что он имеет отношение к каналу сбыта товара, весьма характерного для этой среднеазиатской республики, и поэтому материально вполне обеспечен.
Впрочем, зная абсолютное бескорыстие астраханских судов, учреждений и инстанций, мы далеки от такого рода подозрений …
Вот так хирург Белозёров принял свой крест, взошел на свою Голгофу.
Не хотят ли немного повисеть на своих крестах (кстати, в их случаях, вполне заслуженных!) другие персонажи этого дела, — мировой судья Анишко, районные судьи Тюлюпов, Корнев, областные судьи, подошедшие к делу казенно и бездушно, гособвинитель Жукова, требовавшая отменить дикий приговор в отношении живого человека с живой душой, как «неоправданно мягкий», а также все, умывшие руки?.. Результатом их бездушия и непрофессиональной работы вполне ясное и определенное дело перешло в категорию «темных». А честное имя профессионала с большой буквы было втоптано в грязь.

Очень хочется верить, что точка в этом «темном» деле еще не поставлена.

Автор: редакция «Астраханского мира»

Источник в Живом Журнале: http://astmir.livejournal.com/52584.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.