Остаться в профессии

Долговечен ли энтузиазм российских докторов?
jpg.         Статистика, мягко говоря, удручает: по самым последним данным, 25% выпускников медицинских вузов уходит из профессии… Впрочем, для многих это не удивительно. Не очень высокие зарплаты, отнюдь не привлекательные условия труда и, что, возможно, самое главное, – далеко не пиететное в ряде случаев отношение со стороны общества и, что ещё обиднее, – государства, какими бы красивыми словами не прикрывалось оно в лице тех или иных чиновников от медицины. Если призадуматься, то получается, что ещё относительно небольшое количество свежеиспечённых специалистов на корню прерывают свою интеграцию в отрасль, вовремя рассмотрев все недостатки системы. Безусловно, данная тенденция не может не беспокоить медицинское сообщество нашей страны. Оно и понятно: теряется преемственность в отрасли, на смену уходящим профессионалам просто некому приходить. Дефицит врачей в стране – вещь очевидная и однозначная.

 

         Своим неординарным взглядом на данную проблематику, а также ряд других чрезвычайно актуальных отраслевых проблем на современном этапе с читателями «МГ» поделилась руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением, доктор медицинских наук Гузель УЛУМБЕКОВА.

         — Гузель Эрнстовна, чем, на ваш взгляд, обусловлено то, что каждый четвёртый выпускник медвуза уходит из профессии?
— Прежде всего, здесь следует отметить отнюдь не высокие зарплаты врачей в нашей стране. Как известно, согласно указу Президента РФ, на сегодняшний день зарплата всех российских докторов составляет 140% от средней оплаты труда в экономике и в среднем составляет 46 тыс. рублей. Такие данные приводит Росстат. Однако необходимо понимать, что такая сумма «выходит» с учётом переработок. Коэффициент совместительства врачей в нашей стране составляет 1,5. Вот и получается, что врач, получающий эти 46 тыс., работает на полторы ставки. Примечательно, что лишь 1% врачей, по самым скромным оценкам, среди этой выборки имеют сверхвысокие доходы. Так, в частности, многие главные врачи имеют ежемесячные доходы около миллиона рублей. По моим расчётам, если бы их зарплаты в месяц составляли около 300 тыс. рублей, то мы могли бы сэкономить для отрасли около 50 млрд рублей в год и направить эти средства на привлечение новых кадров в отрасль. Это может быть около 80 тыс. врачебных ставок при ежемесячном доходе по 50 тыс. рублей.

Кроме того, следует помнить, что зарплата врачей состоит из ряда слагаемых: выслуга лет, категория, учёная степень и т.д. Так что сразу по получении сертификата специалиста зарплата молодых докторов в среднем по стране составляет не более 15-16 тыс. рублей. Естественно, это мало кого может привлечь. Не следует забывать и о нагрузке и ответственности, ложащихся на плечи начинающих врачей с первых дней самостоятельной деятельности.

Наряду с этим, с моей точки зрения, нельзя не замечать отсутствие уважения со стороны общества к нашим докторам. Зачастую сами пациенты, а также их родственники создают отрицательный имидж российского врача. Всё это в совокупности отбивает всяческое желание работать в системе у только-только «созревшего» специалиста, вынуждая его заниматься    околомедицинской, а в ряде случаев совершенно иной деятельностью.

— Что лежит в основе негативного отношения к врачам со стороны общества?
— Когда я училась в медвузе, врачебная профессия была одной из наиболее уважаемых, если не самой. На свою зарплату доктора могли вполне себе достойно и безбедно существовать. Кроме того, государство популяризировало медицинскую профессию: о врачах снимали замечательные фильмы, которые лишний раз подчёркивали их нелёгкий благородный труд. СМИ то и дело рассказывали обществу о профессиональных подвигах докторов и т.д. Однако затем всё изменилось коренным образом: в течение многих лет зарплаты врачей, научных работников и преподавателей медвузов были настолько мизерными, что стыдно приводить конкретные данные – водители и секретари в частных компаниях зарабатывали в разы больше.

Кроме того, важную роль в упавшем престиже медицинской профессии сыграли всё те же СМИ, которые, в погоне за «острыми» темами, буквально пестрили репортажами о врачебных ошибках, коррупции в системе здравоохранения и медицинского образования и т.д., забывая о тысячах спасённых жизней. А СМИ, как известно, во многом формируют мнение обывателя.

— Многие выпускники медвузов сетуют на то, что образование на вузовском этапе весьма далеко от истинной картины в практическом здравоохранении. Иными словами – их ожидания не совпадают с реальностью. Влияет ли это, с вашей точки зрения, на уход из профессии?
— На отрасль следует смотреть системно. То нищенское бытие, в которое были поставлен профессорско-преподавательский состав медвузов нашей страны, начиная с 90-х годов прошлого века, не способствовало повышению качества медицинского образования. Раньше чтобы попасть в аспирантуру нужно было быть лучшим из лучших, а сейчас молодёжь не завлечь на преподавательскую работу. Сам статус профессоров и доцентов в нашей стране в советское время был крайне высок. А сейчас – заработная плата профессорско-преподавательского состава зачастую ниже, чем у начинающих врачей.

Нынешнее положение кафедр оставляет желать лучшего. Например, у нас до сих пор не решен перезревший вопрос с клиническими базами вузов. Учебный процесс при таком положении дел неполноценен. Это тоже не влияет в позитивном плане на систему. Да, сегодня принимаются какие-то меры в сторону исправления сложившейся ситуации, однако этого явно недостаточно. Для эффективного решения сложившейся за последние 20-25 лет проблемы нужны более масштабные меры, направленные в том числе на увеличение оплаты труда преподавателей вузов, на повышение их квалификации, материально-техническое оснащение образовательных учреждений и др.

Относительно того, что образование оторвано от реальности, я думаю, что нынешние студенты недостаточно времени уделяют практической подготовке. Для того чтобы не было шока при первой встрече с системой практического здравоохранения, с моей точки зрения, будущему врачу необходимо поработать какое-то время санитаром и медбратом. Тогда многие вещи станут более доступными для понимания, что, вне всякого сомнения, сделает период «клинической адаптации» куда менее болезненным.

— Ведущим методом «борьбы за кадры» в здравоохранении на сегодняшний день являются программы целевой подготовки студентов-медиков. Эффективна ли эта мера по решению вопросов кадрового дефицита в отрасли?
— Эта мера не до конца эффективна. По данным Минздрава России, в государственных и муниципальных медучреждениях нашей страны работает 570 тыс. врачей, причём с коэффициентом совместительства 1,5. Такая интенсивность работы, кстати говоря, запрещена Трудовым Кодексом РФ. По нашим подсчётам, если даже допустить, что в среднем российские врачи будут работать на 1,3 ставки, то их в нашей стране должно быть не менее 760 тыс. А по факту сегодня в государственных и муниципальных учреждениях работает 570 тыс. Иными словами кадровый дефицит составляет 170 тыс. или 30% врачей. При таком раскладе никакие целевые контракты не спасут. Что характерно, более четверти (26%) работающих врачей нашей страны – люди пенсионного возраста. Это означает, что в самое ближайшее время начнётся ускоренный отток кадров из отрасли по естественной причине.

По данным Росстата, ежегодно оканчивают медвузы 21 тыс. человек. Из них, как мы с вами знаем, остаются в отрасли лишь 75%. Иными словами, есть существенные риски того, что приток врачей не будет покрывать отток. Соответственно, дефицит будет только нарастать. Кроме того, целевой контракт не решает социальных проблем: заработная плата, квартира и т.д. Есть отдельные регионы, где эти вопросы решаются, но в целом по стране картина с обеспеченностью кадрами – неблагополучная.

— Наряду с целевой подготовкой Национальная медицинская палата ратует за обязательное распределение всех выпускников-медиков, обучающихся за счёт средств федерального бюджета. Как вы относитесь к данной инициативе?
— Я категорически против этого. И вот почему: если вводить обязательное распределение выпускников вузов, то его нужно экстраполировать на все профессии. Почему врачи должны расплачиваться рабством за своё призвание? Если и вводить это только для докторов, то тогда государство должно дать молодым специалистам субсидии на квартиры и выплачивать достойные зарплаты, всяческие льготы и т.д. чтобы врач, отработавший несколько лет в сельской местности, по возвращении в родной город имел стартовый капитал на приобретение квартиры.

— Какие условия, на ваш взгляд, необходимы для того, чтобы молодые специалисты оставались в профессии?
— В идеале – так: изначальная зарплата вдвое выше средней по стране, качественное образование на вузовском этапе, в основе которого лежат достойные доходы профессорско-преподавательского состава и высокое материально-техническое оснащение вузов, а также уважение со стороны общества. Это – три главных составляющих возвращения былого престижа врачебной профессии.

Многие эксперты сетуют на плохую подготовку практических врачей. С этим я согласна. Однако с моей точки зрения непрофессионализм организаторов здравоохранения отражает системные проблемы куда больше, нежели невысокая профессиональная квалификация того или иного специалиста-клинициста.

— В Государственной Думе полагают, что, помимо всего прочего, следует проводить профильную профориентацию на этапе средней школы абитуриентов-медиков. Какими человеческими качества, по-вашему, должен обладать будущий врач?
— Прежде всего, это умение сострадать другому человеку. Вуз этому не научит, а без сострадания, на мой взгляд, не стать хорошим врачом даже при условии отменной теоретической и практической подготовки. Будущему врачу также необходимо понимать, что свои знания и умения придётся непрерывно совершенствовать, каким бы профессионалом он не был, нельзя почивать на лаврах вузовских знаний. Наряду с этим я полагаю: осознание того, что ты помог пациенту ни с чем не сравнимо по уровню морального вознаграждения. Поэтому, наверное, многие врачи до сих пор, несмотря на все сложности, остаются в профессии.

— Согласны ли вы с утверждением, что большинство отечественных докторов, особенно в регионах нашей страны, работают на энтузиазме?
— В какой-то степени – безусловно. В этом году было 30 лет, как я окончила медвуз. Мы недавно встречались с однокурсниками. Большинство из них остались работать в практическом здравоохранении и до сих пор искренне влюблены в свою работу. Ни одна другая профессия не даёт такого морального удовлетворения от проделанной работы, как профессия врача. И неважно при этом – благодарен тебе пациент или нет. Именно вследствие неиссякаемого морального удовлетворения люди остаются работать в отрасли не столько за идею, сколько за ощущение того, что ты нужен людям. И это касается не только моего поколения. Я не знаю результатов исследований на этот счёт, однако полагаю, что более 50% современной медицинской молодёжи, так же как и представители более старших поколений, исключительно преданы своему делу.

— Если в отрасли ничего не изменится на деле, а так и останется в виде разговоров, сколько ещё наша система здравоохранения продержится на энтузиазме врачей?
— Я думаю, что, если у нас будет продолжаться снижение расходов на здравоохранение, то отрасль ждёт неуклонное разрушение, а дефицит кадров будет нарастать. Для справки государственные расходы в 2016 г. по сравнению с 2013 г. сокращаются на 20% в сопоставимых ценах с учетом инфляции и девальвации рубля. Правда, резкого обвала не будет – российский народ терпелив, и врачи продолжат работать в системе, невзирая на унижения со стороны главных врачей, псевдообещания чиновников от медицины и т.д. Недавно на одном из профессиональных интернет-ресурсов проводился анонимный опрос, который показал, что большинство перерабатывают, прежде всего, потому их пациенты нуждаются в помощи, а финансовые интересы – на втором плане. Я склонна верить результатам этого исследования.

— Не кажется ли вам, что излишняя терпеливость наших врачей даёт лишний повод власти откладывать эффективные отраслевые реформы, что называется, на потом?
— Где-то я с вами согласна, однако с другой стороны – как можно отказать больному в помощи? Практикующие врачи, в первую очередь, думают о том, как лечить пациента. А о реформах должны думать организаторы здравоохранения – вот с них и надо спросить, их и надо встряхнуть. Именно они должны ответить: как же так случилось, что у нас в отрасли явный дефицит кадров и снижение государственного финансирования и что же, собственно говоря, надо делать для исправления нынешней ситуации. Но это уже тема для отдельной беседы.

Беседу вёл
Дмитрий ВОЛОДАРСКИЙ,
обозреватель «МГ»

«Медицинская газета» N 78 от 16 октября 2015 г.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.