Конец московской концессии

проект концессииСамый крупный проект в области государственно-частного партнерства в российском здравоохранении подходит к своему печальному финалу. Одна из крупнейших коммерческих клиник России – Европейский медицинский центр (ЕМС) – хочет расторгнуть заключенное в 2013 году концессионное соглашение о реконструкции столичной ГКБ №63 стоимостью свыше 4 млрд рублей. Привлекая частный капитал в социальную сферу, власти рассчитывали на «ощутимый рост качества медуслуг» и «расширение их спектра».

«Недействительное» соглашение

Как стало известно, ЕМС намерена добиваться признания недействительным соглашения о реконструкции и эксплуатации 63-й больницы. В в столичный арбитражный суд уже направлен соответствующий иск к департаменту городского имущества Москвы – эту информацию подтвердил изданию Vademecum гендиректор УК «Менеджмент будущего» (управляет EMC) Андрей Яновский.

«В связи с тем, что Счетная палата некогда заявляла о нецелесообразности концессионного соглашения вообще, а департамент заявлял о недействительности отдельных его пунктов, мы оказались в правовой неопределенности: не ясно, как следует исполнять соглашение, в какой части оно обосновано, а в какой – нет. Поэтому мы решили обратиться в суд с требованием дать правовую оценку действительности концессионного соглашения», – пояснил Яновский изданию. Как планируется поступить в случае, если суд признает соглашение недействительным, – заключить его заново или вовсе отказаться от концессии – в EMC не уточняют. «В данном случае многое зависит от суда и от позиции департамента. Наша задача – внести ясность, а в каком виде это будет реализовано, суд покажет», – говорит Яновский.

Представитель ЕМС ссылается на заключение Счетной палаты двухлетней давности о том, что переданная в концессию ГКБ №63 не находилась в аварийном состоянии и не требовала реконструкции, а соглашение составлено с нарушениями, так как в документ включен пункт о праве концессионера на снос зданий и возведение новых объектов. Впрочем, в конце концов, Счетная палата свои претензии сняла, согласившись с возражениями вице-мэра Москвы Леонида Печатникова, что в законодательстве о концессионных соглашениях не говорится о том, каким должно быть состояние передаваемых в концессию зданий.

«Первая ласточка»

Первое концессионное соглашение в социальной сфере в Москве было заключено в мае 2013 года, когда ЕMС были переданы в концессию сроком на 49 лет пять корпусов ГКБ № 63 на улице Дурова. На этот момент в больнице с 55-летней историей функционировало 12 отделений, на ее базе работали 4 вузовских кафедры. Общий коечный фонд составлял 613 коек, реанимационный – 18. Последний ремонт в больнице проводился в 2012 году, затем ее присоединили к Первой Градской и, в итоге, признали нерентабельной.

В мэрии тогда заявили, что главной целью концессии для города является «получение совершенно уникального многопланового медицинского центра, работающего по самым современным технологиям». При этом 40% от общего количества медицинских услуг в новом центре будет оказываться в рамках системы столичного медицинского страхования по тарифам ОМС, остальное – на коммерческой основе.тарифам ОМС, остальное – на коммерческой основе.

Компания получила только площади 63-й больницы, все оборудование было вывезено в другие московские клиники. По условиям соглашения, на реконструкцию больницы должно было быть направлено порядка 2,88 миллиарда рублей, а на ее техническое оснащение – 1,49 миллиарда рублей. В результате этих вложений, как обещали в ЕМС, к 2017 году на базе обновленной 63-й больницы должен был появиться и начать принимать пациентов высокотехнологичный медицинский кластер мирового уровня.

63-я больница должна была стать «первой ласточкой»: московские власти рассчитывали на частные инвестиции и в другие объекты городского здравоохранения, находящиеся «в стадии разработки», которые дадут «ощутимый рост качества услуг и расширение их спектра». Но особого интереса к таким условиям, на которые согласился ЕМС, больше никто не проявил.

Более того, как говорил уже год назад Печатников, и сама компания не рада, что связалась с затратной концессией. Ранее в ЕМС сообщали о том, что проводится экспертиза корпусов и разработка проекта нового лечебного комплекса. Работы по самой реконструкции больницы так и не начались. Все это время больница не работает, в ее гулких коридорах гуляет ветер.

В ожидании инвестора

СаверскийПротивники передачи государственных больниц в частные руки изначально предупреждали о многочисленных «подводных камнях», которые могут встретиться при реализации концессионного соглашения. Кроме того, как отмечал глава Лиги защитников пациентов Александр Саверский, у Москвы достаточно финансовых возможностей для того, чтобы самостоятельно содержать городские больницы на должном уровне. И отказ города от управления муниципальными медучреждениями – не что иное, как сворачивание бесплатной медицины». По словам Саверского, частные клиники никогда не стремились войти в систему ОМС из-за ее низких тарифов. Тем более не стал бы бизнес делать ставку на работу по ОМС после того, как серьезно вложится в ремонт и модернизацию городской больницы.

Тем не менее, в Минздраве не намерены отказываться от подобных схем государственно-частного партнерства (ГЧП). Система здравоохранения переживает сейчас не лучшие времена, и государство таким образом пытается сократить затраты на социальную сферу. По данным ведомства, износ основных фондов в системе здравоохранения сегодня составляет до 40-45%, и система нуждается в инвестициях в размере не менее триллиона рублей.

Осенью Минздрав заключил первое концессионное соглашение в отношении федерального медучреждения: победитель конкурса получил на 15 лет принадлежащее Новосибирскому НИИ травматологии и ортопедии им. Я.Л. Цивьяна здание вместе с землей. Ожидается, что инвестор наладит здесь инновационное производство, способное ежегодно выпускать не менее 53 тыс. эндопротезов, экзопротезов, металлоконструкций для травматологии, ортопедии и нейрохирургии.

Не концессией единой

Законодательная база для привлечения частного капитала в социальную сферу появилась в России довольно давно – с момента принятия в 2005 году федерального закона № 115 «О концессионных соглашениях» (форме ГЧП, которая позволяет передавать права пользования госимуществом коммерческим структурам при условии, что они поддерживают состояние этого имущества, не используя бюджетные средства). Сдавать в концессию «пустующие мощности лечебно-профилактических учреждений» первым предложил еще экс-глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов. Однако, по данным Центра развития ГЧП, с 2005 года в стране было заключено лишь 18 концессионных соглашений.

Лариса ПоповичПо словам директора института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Ларисы Попович, механизм ГЧП в здравоохранении хорошо показал себя во многих странах мира. Однако в России возникли сложности из-за того, что до последнего времени закон не предлагал ничего кроме концессии, которая не всегда годится для системы здравоохранения – в случае классической концессии государство может потерять контроль над медучреждением, считает эксперт. Кроме того, трудно мотивировать частника на крупные проекты, с окупаемостью которых могут возникнуть проблемы.

Между тем, принятый в июле федеральный закон о ГЧП разрешил различные формы партнерства, а не только концессии. В рамках ГЧП государство будет определять объем и качество медицинских услуг, сохраняя за собой право собственности на объект. А частник, в свою очередь, получит доход в виде платы за оказание услуг. Станет возможна и реализация такой схемы, при которой инвестор сможет брать в аренду и управление уже готовые объекты с обязательством по их дооборудованию и использованию.

Ирина Резник,  Медпортал

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.