Не навреди

El pueblo unido, jamas sera vencido!

За эту неделю я неоднократно перечитывала материалы по новейшей истории России. Дело академика Вавилова… другие довоенные «дела» учёных, врачей, профессионалов, всем сердцем преданных Родине… «дело врачей» 1953 года… наши дни, более 1700 уголовных (!) дел врачей.

И — «апофигей» — дело Елены Мисюриной.

Нам сегодня говорят: можете защищать врачей, но не смейте примешивать сюда политику.
Ну да. Политика — это другой уровень проблемы. А тут ещё и выборы на носу…
За месяц до президентских выборов — митинги протеста врачей. Шутка ли?
Любой ценой надо это прекратить, решили власти.

Уверена, что они сделают всё возможное, и до 3 февраля, на которое запланирован массовый пикет в поддержку доктора Мисюриной, она уже будет дома. Судя по экстренной реакции прокуратуры Юго-Западного округа Москвы, по заявлениям высокопоставленных лиц, мы на пути к победе по этому делу.

Думаю, если Елену освободят до 3 февраля, она найдёт силы выступить на мероприятии, организованном в её поддержку. Но мы поймём, если она не сможет этого сделать: слишком тяжело было ей в последнее время, надо восстановиться для работы, для нормальной жизни.

Случилось главное: мы консолидировались.
Врачебное сообщество сегодня едино, как никогда.

Ежедневно к Лиге защиты врачей присоединяются сотни коллег. Петиция в поддержку Елены Мисюриной набрала уже 75 тысяч подписей менее, чем за неделю.
Всё это очень серьёзно.

И сейчас самое время обратиться к коллегам.
Выступление Л.М.Печатникова по делу Елены Мисюриной продемонстрировало, что именно массовые выступления врачей заставили представителей власти серьёзно отреагировать на ситуацию, которую они игнорировали с 2013 года, и присоединиться к мнению врачебного сообщества, считающего доктора Мисюрину невиновной в смерти пациента, которому она провела диагностическую пункцию в июле 2013 года.

Сегодня руководители московского здравоохранения стремятся организовать и возглавить протест врачебного сообщества против приговора, вынесенного Елене Мисюриной. Судебный вердикт в отношении врача Мисюриной столь очевидно несправедлив, что вмешательство в это дело с привлечением компетентных экспертов, по сути, обречено на успех при пересмотре дела.
Меня радует, что мощный аппарат московских властей работает сейчас на нас, на Елену Николаевну Мисюрину.

Но давайте зададимся вопросом — а поддержала бы нас мэрия Москвы и ДЗМ, если бы не поднялся в СМИ тот самый шум, который так не нравится Леониду Михайловичу? Думаю, что нет.

Так случилось, что я, как и большинство коллег, узнала о приговоре, вынесенном Елене, в среду, 24 января. Мы начали действовать немедленно: привлекли внимание СМИ, создали петицию в поддержку Елены, связались с юристами. Хочется верить, что не нас и наши действия имел в виду Леонид Михайлович, заявляя о «некоторых лицах, занимающихся самопиаром», поскольку активные выступления в поддержку коллеги, разумеется, меньше всего заслуживают такого определения.

Мне совершенно ясно, что руководители московского здравоохранения были, в сущности, вынуждены занять позицию врачебного сообщества в «деле Мисюриной». Но это произошло не сразу. Если проследить хронологию событий, можно увидеть, что руководители московского здравоохранения выжидали, отслеживали тенденции.

Когда петиция в поддержку Елены набрала более 50 тысяч подписей, когда появились публикации в СМИ, когда выступил председатель комитета по здравоохранению ГД РФ, когда все аватары врачей в фейсбуке превратились в одно лицо — лицо Елены Мисюриной, когда врачи массово стали высказываться о новом «деле врачей» и необходимости выходить на митинги в защиту своего права на лечение больных без страха оказаться за решёткой, вот тогда, чтобы ситуация не вышла из-под контроля, руководители московского здравоохранения присоединились к движению в защиту Елены Мисюриной. Сейчас их задача — свести вопиющую ситуацию к частному случаю: единичной ошибке, допущенной в отношении отдельно взятого врача.

Здесь я категорически не согласна с Леонидом Михайловичем Печатниковым. Дело Елены Мисюриной — закономерное следствие государственной политики по отношению к врачам. Оно было бы просто невозможно, если бы уголовное право не распространялось на врачебные ошибки.
И напрасно призывает нас Леонид Михайлович «не примешивать сюда политику». Это, к сожалению, такое же политическое дело, как «дело врачей» 1953-го года.

Теперь о предстоящем пикете и митинге.
Нас проинформировали, что адвокаты Елены против акций протеста в её поддержку.
А на каком, собственно, основании?
Адвокаты ведут дело Елены с 2013 года. Адвокаты, к сожалению, не смогли сделать ничего, что привело бы к оправдательному приговору; ничего, что защитило бы Елену от заключения. Всё, что произошло с Еленой, это самый худший из возможных вариантов по её несправедливому обвинению.

Если задаться вопросом — а если бы этих адвокатов не было у Елены, могло бы быть хуже? — ответ очевиден: хуже некуда.
Разве адвокаты переломили ситуацию в течение недели?
Разве адвокаты вынудили Департамент здравоохранения Москвы обратить, наконец, внимание на дело Елены Мисюриной?
Нет, это сделало врачебное сообщество, объединившееся в защиту Елены.
Почему же теперь вдруг адвокаты и чиновники диктуют нам, как действовать дальше, чтобы вытащить Елену из тюрьмы и добиться пересмотра её дела?
Нам сегодня транслируют мнение власти: не надо шуметь, всё решим «без шума и пыли».
Ой ли?!
С 2013 года процесс шёл практически бесшумно. Бесшумно Елене был вынесен страшный приговор. И только огромный шум, поднявшийся после этого, заставил власти высказаться в поддержку Елены и появился шанс на её освобождение и оправдание.

Сейчас чиновники мэрии и ДЗМ демонстрируют, что они взяли под контроль дело Елены. Но суд даже не стал рассматривать ходатайство о замене тюремного заключения на подписку о невыезде.

Елена сегодня по-прежнему находится в тюрьме.
Только мы, все вместе, можем вытащить её на свободу.
Власть боится митингов.
Ради отмены митинга они наобещают всё, что угодно. А дальше?.. Елена, возможно, будет освобождена, но другие осужденные врачи останутся в местах лишения свободы.

Договариваться с сегодняшней властью можно только с позиций силы. Для них наш пикет и наш митинг — свидетельства нашего единства, нашей силы.
Поэтому, считаю, что врачи должны выйти на улицу в поддержку Елены.
Вместе мы — сила.

В очередной раз хочу напомнить вам, друзья мои, слова великого клинициста Бориса Евгеньевича Вотчала:
«Исполняя одну часть заповеди Гиппократа — «не навреди!», мы не должны забывать о другой части его заповеди — «помоги!». Трусливый врач — это самый опасный врач: он найдёт тысячи способов ничего не сделать для больного.»

Ольга Демичева

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.