Институт Вишневского под прессом оптимизации

Обращение старшего научного сотрудника Института хирургии им. А.В. Вишневского к врачебному сообществу.

Глубокоуважаемые коллеги!

К Вам обращается старший научный сотрудник 2-го абдоминального отделения ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр хирургии им. А.В.Вишневского», ранее долгие годы именуемого «Институт хирургии им.А.В.Вишневского», Ольга Ивановна Андрейцева.

Хочу поделиться с Вами своей грустью об уходящей в небытие славе нашего учреждения.

ФГБУ «Институт хирургии им.А.В.Вишневского» МЗ РФ (ИХВ) со времени своего основания и в течение многих лет оставался одним из самых известных в стране центров, где оказывалась специализированная высококвалифицированная помощь пациентам, которым не в состоянии были помочь в регионах.

История Института начиналась в суровые послевоенные годы, а именно в победном 1945-м. До 1947 года им руководили выдающиеся хирурги М. Н. Ахутин, С.С. Юдин, Б.В.Петровский. В январе 1948 г. директором Института хирургии АМН СССР был избран профессор А.В.Вишневский, чье имя Институт носит по сей день. После его смерти в ноябре 1948 г директором Института стал его сын и преемник А.А.Вишневский, одновременно (с 1956 года) главный хирург Советской Армии.

С 1976 по 1988 год руководителем флагмана отечественной хирургии был один из многочисленных учеников А.В.Вишневского — академик РАМН, профессор М.И.Кузин.

С 1988 по 2010 г.г. ИХВ возглавлял академик В.Д.Федоров. Все это были неординарные, харизматичные личности, выдающиеся ХИРУРГИ.

Это было время рассвета Института хирургии, развития «большой» хирургии в ИХВ.

К сожалению, после ухода из жизни академика В.Д.Федорова ни Институту хирургии, ни самой хирургии в этом учреждении не везло на руководство.

Нынешний директор НМИЦХ академик РАН А.Ш. Ревишвили возглавил Институт с января 2016 г. Новый директор привел с собой новую администрацию, ключевым звеном которой стала ПОМОЩНИК директора по финансово-экономическим вопросам А.П.Фролова, сразу же пристроившая на «теплые должности» членов своей семьи – дочь и зятя. Дочь А.П. Фроловой — Сидорова И.Ю. назначена на должность ПОМОЩНИКА директора по административно — хозяйственным вопросам, зять – Панфилов М.В. – на должность начальника отдела материально-технического обеспечения. С этой поры в Институте ВСЕ ВОПРОСЫ (вопросы обеспечения производственного процесса, финансовые, научные, лечебные, кадровые и все другие) стала решать ЭКОНОМИСТ, абсолютно не склонная прислушиваться к мнению профессионалов (медиков). Директор предпочел занять позицию молчаливого невмешательства ни в работу Института, ни в дела семьи А.П.Фроловой.

Первыми делами новой администрации стали:

масштабный ремонт в НМИЦХ;
сокращение закупок медикаментов и расходных материалов;
сокращения и увольнения сотрудников;
переход на новую систему оплаты труда сотрудников.
РЕМОНТ И ЗАКУПКИ

Многомиллионный ремонт коснулся в основном административного (2-го) этажа, где размещаются кабинеты директора и его заместителей, частично 3-го этажа (кабинетов помощника директора по ФЭВ, главного врача и его заместителей), первого этажа, конференц-зала, гардероба и столовой. С особым размахом выполнен ремонт 1-го и 2-го этажей– стены холлов выложены мраморной плиткой с логотипом Института (ИХВ). Учитывая переименование Института хирургии им.А.В.Вишневского в Национальный медицинский исследовательский центр хирургии (НМИЦХ) в феврале 2018 г. – логотип на стенах устарел. Наверное, вскоре необходимо будет вновь поменять настенную мраморную плитку.

Надо заметить, что ремонт все тех же административных помещений при бывшем директоре был едва закончен в 2015 г.

До производственных помещений (операционные, палаты, процедурные и перевязочные в отделениях, диагностические кабинеты) руки у администрации за 2,5 года пока не дошли. Говорят, не все сразу…

Три операционные находятся в плачевном состоянии: операционные №№7 (отделения гнойной хирургии), 9 и 10. В 9-ой операционной с потолка периодически падают куски штукатурки, иногда на голову членов операционной бригады. Хорошо, что пока на пациентов не падала штукатурка. Работа в 10-й операционной просто прекращена (не проведен ремонт, не набран штат). В операционных нет специальных консолей для отведения газов от наркозно-дыхательной аппаратуры.

Пропускная способность работающих в одну смену 6-ти операционных низкая. Зачастую операционные бригады вынуждены задерживаться в операционной после окончания рабочего дня, иногда и до позднего вечера (в силу производственной необходимости), не получая должной оплаты за сверхурочную работу. Можно было бы организовать работу в операционном блоке в 2 смены, чтобы увеличить его пропускную способность и соблюсти нормы трудового времени сотрудников, но ПОМОЩНИК директора по ФЭВ А.П. Фролова считает, что слишком дорого содержать две операционных смены.

В НМИЦХ нет экстренной операционной. Очевидно, что в «большой хирургии» неизбежны послеоперационные осложнения. В случае их возникновения экстренные операции откладываются из-за занятости операционных плановыми операциями. А учитывая, что наши весьма специфичные операции длятся по 6-8 часов, пациент с возникшим осложнением (например, кровотечением) может успеть умереть в ожидании своей очереди в операционную. Есть примеры, когда приходилось оперировать больных прямо на реанимационной койке в реанимационном отделении, что подвергает жизнь пациента дополнительному риску.

На неоднократные устные, а затем и письменные обращения сотрудников к нынешней администрации с предложением организовать экстренную операционную в ПРОСТАИВАЮЩЕЙ операционной №10 (проведя ее ремонт, дооснащение и набрав в штат НМИЦХ несколько экстренных операционных бригад), а также использовать ее для «малых» вмешательств – постоянное молчание.

Помощник директора по ФЭВ А.П.Фролова считает слишком дорогим удовольствием отремонтировать и содержать экстренную операционную с экстренными бригадами.

Большинства клинических подразделений ремонт не коснулся. Палаты, по крайне мере на 10-ом этаже (территория 2-го абдоминального отделения с группой реконструктивной хирургии пищевода и желудка) — в плохом состоянии. Одно из производственных помещений этого отделения (перевязочная) – превращено в склад (в связи с сокращением ставки одной перевязочной сестры).

В реанимационных отделениях кондиционеров или нет вовсе, или имеющиеся (НЕ МЕДИЦИНСКИЕ, а бытовые) не работают. Этим летом температура в палатах реанимационных отделений доходила до 35 градусов! Об этом многократно говорили реаниматологи на общеинститутских конференциях. Однако администрация предпочла этого «не слышать».

В операционных простаивает дорогостоящее оборудование для диссекции паренхимы печени (которое используется при резекциях печени) вследствие отсутствия закупок к нему расходных материалов. Длительно не было закупок расходных материалов к аппаратуре для проведения радиочастотной абляции очаговых образований органов (РЧА), и простаивал в связи с поломкой аппарат для криодеструкции очаговых образований органов (тема РЧА очаговых заболеваний печени заявлена в НМИЦХ, как одна из приоритетных научных тем).

Только после служебной записки одного из сотрудников на имя директора НМИЦХ от 16.07.18 с предложениями по оптимизации работы НМИЦХ и письма Президенту РФ (23.07.18), администрация «засуетилась», что-то сдвинулось с мертвой точки в лучшую сторону — установлены хотя бы бытовые кондиционеры в операционных (по санитарным правилам в операционных должны устанавливаться специальные медицинские кондиционеры, гораздо более дорогостоящие), выполнены закупки расходников к аппарату РЧА и отремонтирован аппарат для криодеструкции (вообще эта аппаратура давно устарела).

Количество расходных сетов к аппаратам возврата крови (Cell-saver), которые используются при операциях, заведомо сопровождающихся большой кровопотерей, резко ограничено. Поэтому и использование такой аппаратуры стало резко ограниченным – когда кровопотеря начинает превышать полтора-два литра. А правильнее было бы начинать использовать аппарат возврата крови с самого начала таких операций, не дожидаясь критической кровопотери.

В НМИЦХ имеется РОБОТ Da Vinci-S (сложная роботизированная платформа для комплексной хирургии, использующая минимальный инвазивный подход) – модификация S является морально устаревшей, снята с производства. Закупка расходных инструментов к роботу Da Vinci крайне ограничена ПОМОЩНИКОМ директора по ФЭВ А.П.Фроловой – очень дорого. И даже в таких условиях хирурги НМИЦХ умудряются выполнять госзадание по роботическим оперативным вмешательствам.

Инструментарий для хирургических вмешательств под видеоэндоскопическим контролем (лапароскопические операции) изношен, не обновляется. Даже банальная лапароскопическая холецистэктомия (ЛХЭ) в этих условиях превращается в опасное для пациента и стрессогенное для хирурга многочасовое действо. Это легко подтвердить на примере выполнения ЛХЭ заместителем главного врача по КЭР И.Р.Карапетяном (среднее время операции 3-4 часа).

Существуют перебои с закупками сосудистых протезов, сосудистых стентов, инструментов для эндоваскулярных вмешательств. По несколько месяцев не закупаются инструменты и дренажи для проведения малоинвазивных хирургических вмешательств на желчных протоках. Пациенты вынуждены покупать их для себя самостоятельно. При этом госпитализируются такие пациенты по каналу ОМС и получается, что указанные расходные материалы оплачиваются ДВАЖДЫ: пациентом и страховой компанией (а тема по консервативному лечению билиарных стриктур с помощью таких дренажей – одна из приоритетных научных тем НМИЦХ, тема запланированной кандидатской диссертации одного из аспирантов НМИЦХ).

Не приобретаются ни одноразовые сшивающие аппараты, ни расходные материалы (кассеты со скрепками) для многоразовых сшивающих аппаратов, необходимых при операциях на пищеводе, желудке, кишечнике. Работать приходится либо допотопными аппаратами УО (разработки середины XX века), либо вручную (хорошо, хоть нитки пока еще есть).

Диагностическая аппаратура (компьютерные томографы (КТ), магнитно-резонансные томографы (МРТ) давно морально устарела и физически изношена, часто ломается (вследствие несвоевременного проведения профилактических работ и отсутствия закупок необходимых модулей). Помощник директора по ФЭВ А.П.Фролова крайне негативно реагирует на заявки о необходимости таковых – «нет денег». Недавняя поломка одного из двух аппаратов КТ (20.07.17) привела к его простою более 3-х недель (примерный еженедельный убыток по докладу зав. отделением рентгенологии проф. Г.Г.Кармазановского составил около 800.000 рублей). Второй КТ-томограф находится в рабочем состоянии, но располагается на этаже, где продолжается многомесячный ремонт (отделение рентгенологии, 4-ый этаж); помещение, где расположен томограф, превращено в склад и, следовательно, дорогостоящая диагностическая аппаратура вынужденно простаивает!

ЗАКУПКА МЕДИКАМЕНТОВ СНИЗИЛАСЬ ДО МИЗЕРНЫХ ОБЪЕМОВ

В НМИЦХ имеет место постоянная нехватка самых необходимых лекарств, таких, как физраствор, раствор глюкозы, обезболивающие препараты, вазопрессоры, гастропротекторы, антикоагулянты. Наличествующие антибиотики представлены в основном пенициллинами, как во время Великой Отечественной войны. В аптеке нет постоянного «стратегического» запаса антибиотиков «резерва», назначение которых пациентам с осложненным течением послеоперационного периода является жизненно необходимым (ПРЯМО СЕЙЧАС, а не через 3 дня!)

Говорить о специфических препаратах для профилактики и лечения осложнений у пациентов после больших резекций печени и поджелудочной железы (сандостатин, октреотид, гепа-мерц, гепасол, аминолазмаль-гепа, аминостерил-гепа) не приходится — их просто нет. Количество растворов для парентерального и энтерального питания, альбумина – крайне ограничено и недостаточно для лечения тяжелых пациентов.

СОКРАЩЕНИЯ И УВОЛЬНЕНИЯ СОТРУДНИКОВ

Основные массовые сокращения и увольнения прошли с сентября до конца 2017 г., преимущественно сотрудников пенсионного возраста. Их ВЫНУДИЛИ написать заявления об увольнении по собственному желанию (заранее заготовив бланки), пригрозив в случае отказа уволить по статье. Во 2 хирургическом отделении были принуждены к увольнению процедурная сестра Барабанщикова Т.А., перевязочная сестра Копылова Н.Ф., высококлассные кадровые сотрудники, проработавшие практически всю жизнь в институте хирургии и имевшие силы и желание работать дальше. Их уволили одним днем, не выплатив никаких пособий и компенсаций, и не сказав «спасибо». Таких сотрудников в Институте около 100 человек. Лишь единицы из них, выдержав тяжелые препирательства с администрацией, были уволены «по соглашению сторон» с компенсационными выплатами. Многие врачи были принуждены к увольнению (врачи лучевой диагностики, сосудистые хирурги, хирурги-аритмологи). Фамилии их называть не буду, так как люди устроились на новые места работы и дорожат своим нынешним положением. Многим сотрудникам было сделано настоятельное предложение написать заявление о переводе на 0,5 или 0,25ставки: главный научный сотрудник абдоминального отдела Икрамов Р.З., хирург Шевченко Т.В., хирург Аскеров Н.Г., кардиолог Пивоварова Е.М… Список можно продолжить. При этом клиническая нагрузка у этих специалистов осталась прежней, как при работе на полную ставку. У многих из этих незаслуженно обиженных молодых пенсионеров на фоне пережитого стресса ухудшилось здоровье, а Н.Г.Аскеров 09.02.18 скоропостижно скончался на рабочем месте.

В феврале 2018 г Институт хирургии им.А.В.Вишневского, как сказано выше, был переименован в Национальный медицинский исследовательский центр хирургии (НМИЦХ) им, А.В.Вишневского. В ознаменование этого события администрация объявила все одноместные и двухместные палаты – «палатами с улучшенными условиями пребывания» (без какого-либо ремонта), и госпитализация пациентов в такие палаты стала платной. Никаких закупок необходимых для клинической и научной работы материалов, оборудования и медикаментов не произошло.

ПЕРЕХОД НА НОВУЮ СИСТЕМУ ОПЛАТЫ ТРУДА

В НМИЦХ им. А.В.Вишневского с осени-зимы 2017 г. в соответствии с Программой поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 гг., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 26 ноября 2012 г. № 2190-р, осуществляется переход на эффективный контракт и совершенствование системы оплаты труда.

Порядок начисления заработной платы в нашем учреждении был определен Приказом директора от 21.09.17 №326/2 «Положение об оплате труда работников» (далее – «Положение»), на основании которого были сформированы дополнительные соглашения к трудовым договорам, т.н. «эффективные контракты» сотрудников. При этом всех сотрудников настоятельно попросили подписать таковые без даты. Позже в этих эффективных контрактах появилась дата (у всех одна и та же) – 25 декабря 2017 г – проставлена одной рукой (создается впечатление, что один сотрудник отдела кадров проставил во всех документах эту дату).

Данными дополнительными соглашениями оклады большинства врачей и научных сотрудников повышались в среднем с 5.000 руб. до 35.000 рублей. У всех сотрудников в Эффективном контракте по неизвестной нам причине указано, что он вступает в силу только с 01 марта 2018 г.

Никто из представителей администрации не счел нужным объяснить сотрудникам, почему новая система оплаты труда не была внедрена с начала 2018 г. (напомню, дата подписи эффективных контрактов — 25.12.17) и куда пойдут бюджетные деньги, выделенные на оплату труда за январь и февраль 2018 г.?

Экономист А.П. Фролова неустанно повторяет на всех конференциях, совещаниях заведующих отделениями и при любом удобном случае, что в НМИЦХ «нет денег» и что практически все отделения нашего учреждения убыточны!

Зарплаты медперсонала в НМИЦХ явно не соответствующие тому объему денежных средств, которые реально ЗАРАБАТЫВАЮТСЯ медицинским персоналом на оказании помощи пациентам, госпитализированным по разным каналам.

В одном из приложений «Положения об оплате труда работников» на планово-экономический отдел возложено ежемесячное определение объема средств (полученных от лечения пациентов по различным каналам), направляемых на оплату труда сотрудников и оформление этого в виде ВЕДОМОСТИ.

НИКТО ИЗ ЗАВЕДУЮЩИХ ОТДЕЛЕНИЯМИ НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ ТАКОЙ ВЕДОМОСТИ И ДАЖЕ НЕ СЛЫШАЛ О НЕЙ. Общая сумма средств, выделяемых отделениям на так называемые «стимулирующие выплаты», сообщается заведующему или старшей сестре отделения сотрудником планово-экономического отдела ПО ТЕЛЕФОНУ (без какой-либо детализации). Вообще всю информацию о любых финансовых движениях в учреждении наша администрация объявила «коммерческой тайной». Вообще механизм формирования фонда оплаты труда и его распределения крайне НЕПРОЗРАЧЕН в нашем учреждении. Любая попытка задавать по этому поводу вопросы наталкивается на жесткий отпор администрации.

Оклады «элиты» — директора, его заместителей и помощников, а также главного бухгалтера не прописаны ни в одном из приложений «Положения» в нарушение требований Программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 гг., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 26 ноября 2012 г. № 2190-р, которая определяет одну из задач совершенствования системы оплаты труда: «создание прозрачного механизма оплаты труда руководителей учреждений».

Думаю, что наше учреждение имеет достойное бюджетное финансирование, чтобы иметь хорошо оборудованные операционные, бесперебойное снабжение расходными материалами и медикаментами для обеспечения непрерывного процесса качественного лечения пациентов, а также развития разных научных направлений.

Получается же, что Институт хирургии переименовали в Национальный медицинский исследовательский центр хирургии, но администрация НМИЦХ ни копейки бюджетных денег ни на развитие хирургии, ни на проведение научных исследований в национальном масштабе не выделила.

На мое обращение в июле 2018 г. к директору с призывом прекратить происходящее в Институте планомерное разрушение хирургической и реанимационно-анестезиологической служб, администрация ответила жесткими мерами в виде приказов №181 и 184 (от 10.08.18 и 13.08.18 соответственно) о проведении «организационно-штатных мероприятий с целью оптимизации работы». Сутью этих приказов явилась реорганизация нескольких подразделений НМИЦХ с сокращением ставок, занимаемых неугодными сотрудниками. Основные изменения коснулись ожогового центра, абдоминального отдела, реанимационных отделений, в которых были сосредоточены основные «недовольные».

Так, абдоминальный центр, включавший 1-е абдоминальное отделение и 2-е абдоминальное отделение с группой реконструктивной хирургии пищевода и желудка (РПЖ)– расформирован. Вновь организованы: отделение абдоминальной хирургии (бывшее 1-е абдоминальное, без каких-либо существенных изменений) и онкологическое отделение хирургических методов лечения и противоопухолевой лекарственной терапии (вместо 2-го абдоминального отделения с группой РПЖ). Количество старших научных сотрудников (с.н.с.) в абдоминальном отделе ранее было 6; по новому штатному расписанию – 2! Вместо 2-х ведущих научных сотрудников (в.н.с.) оставлен один!

Казалось бы – новый статус Национального медицинского исследовательского центра должен обязывать как минимум к сохранению, а может быть даже расширению штата научных сотрудников. Но нет – ведь среди этих самых научных сотрудников (гнилой интеллигенции) – как раз и нашлись «недовольные и несогласные». Вот и приходится национальному исследовательскому центру жертвовать научными кадрами ради спокойной жизни представителей администрации.

Интересен состав комиссии по сокращению штата научных сотрудников:

Семенов Ф.М. (главный врач);
Карапетян И.Р. (заместитель главного врача по КЭР);
Фролова А.П. (помощник директора во ФЭВ);
Троханова Н.А. (начальник отдела кадров);
Захарова О.А. (председатель профкома);
Животнева И.В. (главная сестра).
А как же придать всей этой реформе вид легитимности и исподволь вывести на руководящие позиции лояльных администрации людей? Очень даже запросто. Комиссия по сокращению штатов при выборе, кого же сократить из 2-х нынешних в.н.с., пришла к выводу о сокращении очень симпатичного администрации в.н.с. 2-го абдоминального отделения И.А.Козлова, который «имеет ниже производительность труда», чем его конкурент. Зачем? Ответ оказывается весьма прост: 1) такой шаг формально не позволит никому обвинить администрацию в предвзятом подходе при сокращении сотрудников; 2) Козлов И.А. будет назначен на место заведующего тем самым вновь создаваемым онкологическим отделением хирургических методов лечения и противоопухолевой лекарственной терапии. Нынешний же руководитель группы реконструктивной хирургии пищевода и желудка (группа – в составе 2 абдоминального отделения) профессор Д.В.Ручкин (блестящий хирург и ученый, представить школы академика В.Ф.Черноусова) из руководителей группы разжалован в рядовые хирурги указанного отделения под начало и присмотр И.А.Козлова.

Следует сказать, что проводимой «реорганизацией ради оптимизации» (избавления от неугодных) администрация ЗАКРЫВАЕТ такие традиционно сильные направления работы Института, как хирургическое лечение неопухолевых очаговых заболеваний печени (эхинококкоз, альвеококкоз, аденомы, цистаденомы, гемангиомы печени и другие редкие ее заболевания), рекоснтруктивная хирургия желчных протоков, консервативное лечение доброкачественных стриктур желчных протоков, реконструктивная хирургия неопухолевых стриктур пищевода, хирургия неопухолевых заболеваний желудка. Пациенты с указанной патологией составляют ежегодно от ¼ до ½ потока пациентов нынешнего 2-го абдоминального отделения, нуждающихся в высокотехнологичной и высокоспециализированной помощи. С закрытием этих направлений в неопределенном положении оказываются 4 диссертанта отделения (аспиранты и соискатели), научная работа которых не связана с онкопатологией. Вот на какие жертвы приходится идти директору и его администрации ради увольнения нескольких мешающих им спокойно жить сотрудников.

Впрочем нашего директора совершенно не интересует ни абдоминальная, ни торакальная, ни сосудистая хирургия. Он является выходцем из института кардиохирургии им.А.Н.Бакулева, хирург-аритмолог. Вот и пытается развивать в НМИЦХ кардиохирургию, эндоваскулярную хирургию, аритмологию. Развитие, правда, получается какое-то кособокое: с одной стороны Институт хирургии им.А.В.Вишневского перестал быть легендарной «Вишней» с традиционно сильной абдоминальной хирургией, с другой стороны не стал он и кардиохирургическим институтом. После операций на открытом сердце пациенты часто текут осложненно, через раз попадают то на ЭКМО, то на продленную гемофильтрацию… Однако по одному из докладов главного врача НМИЦХ Ф.М.Семенова на общеинститутской конференции в конце июня 2018 г. процент осложнений после кардиохирургических вмешательств заявлен равным НУЛЮ! Любой кардиохирург скажет, что такого не может быть, это фальсификация данных!

Количество осложнений после абдоминальных операций (резекции печени и поджелудочной железы) -28-30%, что соответствует мировому уровню послеоперационных осложнений в этой области хирургии.

Количество осложнений после аритмологических вмешательств — 6%. Данные мировой литературы говорят, что процент осложнений в этой хирургической области – около 1%. Что-то неладное с аритмологией в нашем учреждении (или со статистикой у главного врача?).

Вслед за приходом в ИХВ нынешнего директора к нам пожаловал его друг и соратник из Института им А.Н.Бакулева академик Б.Г.Алекян. Он возглавил отделение рентгенэндоваскулярной хирургии, подвинув с должности заведующего и вынудив уволиться В.Н.Цыганкова. В.Н.Цыганков – Бог эндоваскулярной хирургии. Ему было подвластно все – рентгеноэндоваскулярная окклюзия сосудов при сосудистых мальформациях головы, шеи, туловища, конечностей; вмешательства любой сложности на сосудах брюшной полости, вмешательства на сосудах сердца, реваскуляризация конечностей… Легче перечислить, чего он не мог сделать. С его легкой руки в 2013 г. начало развиваться направление билиарной хирургии – консервативное чрездренажное лечение доброкачественных стриктур желчных протоков (и дренирование желчных протоков получалось у профессионала с легкостью). Рядом с ним росла талантливая молодежь… Такой оказался не нужен новому руководству и вынужден был уйти из Института. Из его молодежи остался и работает лишь один врач. Он-то и является носителем привитых навыков специалиста-«многостаночника». С наступлением «новой эры» академика Б.Г.Алекяна отделение стало практически отделением одного органа – сердца (выполняются в основном коронарографии и стентирование коронарных артерий).

В НМИЦХ традиционно «сильные» реанимационные отделения – отделение послеоперационной реанимации, реанимация отделения ран и раневых инфекций, реанимация ожогового центра. Каждое из этих отделений возглавлялось свои заведующим и являлось носителем сложившихся традиций, приобретенных на основе многолетнего опыта работы со специфическими пациентами. В этих отделениях также оказалось слишком много думающих и имеющих свое мнение специалистов. С такими трудно договариваться НЕПРФЕССИОНАЛАМ. Решение заманчиво простое: все реанимационные отделения объединить под начало одного легко управляемого администрацией человека – Плотникова Г.П., без году неделя выписанного из Кемерово и невероятно благодарного администрации НМИЦХ за смену места жительства и работы. Профессионализм? Да чего он стоит по сравнению с лояльностью власти…Нынешним заведующим предложен переход на ставки врачей-анестезиологов и реаниматологов. Мало того, что им предложены заведомо худшие условия работы, более низкооплачиваемые должности, но ведь будут утрачены наработанные десятилетиями традиции лечения пациентов с ожоговой болезнью и сепсисом.

Жалко и обидно смотреть на закат Института хирургии под бравурные выступления главного врача Ф.М.Семенова о гармоничном наращивании темпов развития хирургии и научных изысканий (для которых и предпосылок-то нет).

Видимо так устроена жизнь: профессионалы — сильные, харизматичные личности — притягивают и концентрируют вокруг себя профессионалов, мнение которых считают нужным выслушивать и, принимая решение в интересах пациента, могут себе позволить принять точку зрения даже младших товарищей. Личности же, не состоявшиеся в профессии, волею судеб занимающие руководящие посты, концентрируют вокруг себя команды людей лояльных. К сожалению, деструкция таких учреждений неизбежна.

Часть фактов (коррупция, финансовый махинации, дискриминация пенсионеров, минимизация или отсутствие закупок лечебных препаратов и расходных материалов к операционному оборудованию) были мною изложены в письме президенту РФ В.В.Путину от 23.07.18. К письму было собрано приложение, подтверждающее изложенные в нем факты. Это письмо было перенаправлено из администрации Президента в Министерство здравоохранения РФ для «обеспечения получения заявителем ответа по существу». Ответ «по существу» от 24.08.18 пришел мне от заместителя директора Департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении г-жи И.А.Купеевой. Он гласит: «По информации, полученной от Федерального государственного бюджетного учреждения «Институт хирургии имени А.В.Вишневского» Министерства здравоохранения Российской Федерации, факты, указанные в Вашем письме, не подтвердились».

Ответ грустный и смешной и напоминает анекдотическую ситуацию:

Пострадавший: — Господин полицмейстер, мой сосед украл у меня корову!

Полицмейстер: — По информации, полученной мной от Вашего соседа, он не крал у Вас коровы.
__________________________

Старший научный сотрудник 2-го абдоминального отделения НМИЦХ им. А.В. Вишневского

О.И. Андрейцева

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.