Врач. Работа и благотворительность

Книга будет называться «Занимательная эндокринология или В гармонии с гормонами».
Я давно её задумала. Года три уже. Издательство благословило, ждёт.
И я написала уже половину. Почти. Но это было до лета 2018-го. А потом…
Чужая боль, человеческие проблемы, эпидемии, катастрофы и «тихая» повседневность.
Это уже не про книгу. Это моя исповедь.
Исповедь начинающего благотворителя.
До 2018 года моё участие в благотворительности сводилось к регулярным пожертвованиям в разные фонды, раздаче милостыни, спонтанной помощи нуждающимся, зимним поискам замерзающих бездомных и помощи каждому из них.
Мне казалось, что на большее у меня нет ни времени, ни сил. Казалось, делаю, что могу. У меня же работа, я врач: лечу людей, учу врачей, пишу книги. В профессии состоялась, пациентов своих люблю, всегда готова им помочь, даже в нерабочее время. Казалось бы, потребность помогать другим реализована полностью.
Чего же боле? У меня большая семья, я жена, мама, бабушка шестерых внуков. У нас в семье ребенок-инвалид, которому сами, ни на кого не рассчитывая, организовываем достойную жизнь, уже больше 20 лет.
Так что, полностью реализованная, в хроническом цейтноте, я и не думала погружаться в благотворительность с головой. Оно мне было надо?
Оказывается, да.
Жизнь не считается с нашими резонами.
Она просто даёт новые вводные. И всё меняется: смыслы, приоритеты, цели.
Однажды появляется новая зона ответственности: люди, которым надо помочь, и дело, которому надо служить.
Нет, ребята, я не хотела быть президентом «Справедливой помощи Доктора Лизы». Совсем не хотела. Но, если не я, то… некому было. Так получилось. Ничего, прорвёмся. Хотя трудно, если честно. Ответственность перед подопечными и перед сотрудниками огромна. Но в разы больше ответственность перед той, кого уже нет и чьё имя надо каждый день наполнять жизнью, продолжая Её дело.
Если где-то беда — немедленно помогать.
Если эпидемия — искать пути сохранения людей от болезни и, одновременно, ни на минуту не прекращать оказывать помощь тем, кто в ней нуждается.
Каждую среду, пока вся Москва была на самоизоляции, наша команда, напялив костюмы спецзащиты, кормила бездомных. Приходили к нашей «полевой кухне» по 200 человек и более. Полиция не прогоняла, спасибо. Видели, что пайки расфасованы, интервал соблюдается, маски людям раздают. В общем, всё было штатно. С коллегами из сообщества благотворительных организаций распределяли дни: кто, когда и где кормит бездомных; куда определять людей на проживание; как защитить самых незащищенных.
У нас много направлений работы. А во время эпидемии обращений стало ещё больше.
Каждый день мы с коллегами обеспечивали жизнедеятельность Дома милосердия: питание, коммуналка, транспортировки. И всё это в режиме жёсткого карантина, чтобы не подвергнуть опасности детей, получающих иммуносупрессивную терапию.
Непрерывно были на связи с коллегами и подопечными в Донбассе.
Борт МЧС с гумгрузом и, обратно, с тяжелобольными детьми… Организовать его во время карантина было особенно трудно, но сделали. Люди у нас удивительные. Настоящие.
После снятия карантина —
недельная поездка на Донбасс, гумпомощь, консультации, встречи, решения. Мы были как один, на одном дыхании.
Мои коллеги, такие разные, но все удивительно чуткие к чужой беде. Команда милосердных людей. Люблю.
Короткий взгляд назад.
Приняла организацию непосредственно перед карантином. На счетах почти ничего, планов громадье…
Внезапно — эпидемия. Никого не потеряли, не уволили. Ни на день работу не остановили. С волонтерскими пропусками — к подопечным (продукты, средства по уходу), всё, как всегда плюс помощь тем, кто заперт дома. Бухгалтерию перевели на дистанционку; для остальных сотрудников сделали временный сменный график.
Экстренные решения.
Моя ответственность.
Приходилось балансировать между организацией безопасного режима и работой на всех наших фронтах.
Главное было не скатиться в авантюризм. Я врач, обязана думать о потенциальных рисках и сводить их к минимуму.
В июле коллега заболела этим самым ковидом. Не тяжело заболела, слава Богу. Но мы, контактные, были отправлены в самоизоляцию. Теперь уже всё позади. Прошли две строгие недели, никто не заболел, пришли у всех контактных отрицательные результаты анализов. Пережили и это.
Работаем дальше, ребята.
А книгу… Книгу я обязательно допишу. Это же про эндокринологию, любовь всей моей жизни. Честно, допишу.
Вот только выкрою немножко времени, и допишу.
Обещаю.
Источник в Фейсбук: страница Ольги Демичевой

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.